Новогодние мотивы в оракуле «Нива»

Прошло 5 лет со времени создания моего любимого оракула «Нива» и год с его второго издания, а я так редко пишу про эти карты и сюжеты с них, что нужно срочно что-то исправлять. Так что сегодня давайте рассмотрим 3 карточных сюжета отражающих волшебную атмосферу рождества и нового года, а также посмотрим за традициями которые стоят за ними.

Начнем с самый сезонной карты из колоды:

Червонный туз

Первая карта в нашей истории это червонный туз, который отвечает за атмосферу дома, семьи, близкого круга и приятных событий. Для иллюстрации был выбран сюжет «Зимняя погодушка», который показывает уют и очарование зимнего сезона.

М.А. Балунин (1875-1942) открытка с зимним видом, 1916г.

В Российской империи можно встретить множество открыток, показывающих живописные зимние виды русской деревни, как настоящие так и идеализированные.

Зимой отмечалось Рождество и три дня после него, новый год, Крещение, Сретение Господне и Масленица. Это были яркие и важные праздники, которые активно праздновались во всех слоях общества.

Главным и самым желанным праздником конца года было Рождество. А для детей главным героем праздника была елка, которая изображена на 9 треф. Как пишут историки:

В дореволюционной России наряжать елку задолго до Рождества и держать ее дольше Крещения считалось дурной приметой.

Первоначально, когда елочные игрушки в России были редкостью, елку украшали, чем придется. Дамы часто вешали на нее свои драгоценности: ожерелья, браслеты, крупные серьги, банты из дорогих тканей шелка, атласа, парчи. Также вешали съедобные игрушки. Игрушки делали из ржаного теста, из марципана. В немецких магазинах покупали марципановые фигурки, которые можно встретить и в настоящие время.

Подготовка елки и приглашение к ней в ночь перед Рождеством было настоящим праздником для детей. Часто на праздник приглашали не только детей членов семьи, но и детей слуг или небогатых соседей, это был общий радостный праздник с подарками для каждого.

Ёлка готовилась взрослыми членами семьи и непременно в тайне от детей. В празднике в её честь сочетались и предсказуемость, и сюрприз. Нетерпение детей возрастало с каждым днём. Когда же наконец наступал канун Рождества, им ещё надо было дожить до вечера, а время, как казалось, тянулось вечно. Пока дети, томясь и изнывая, ждали, когда же наконец наступит счастливейшая минута, взрослые занимались своим ответственным делом. Накануне Рождества заранее купленное или заготовленное еловое дерево тайно от детей проносилось в лучшее помещение дома, в залу или в гостиную, устанавливалось на столе, покрытом белой скатертью, а впоследствии — на полу и украшалось. К ветвям дерева взрослые прикрепляли свечи, развешивали лакомства, украшения, под ней раскладывали подарки для детей, которые, как и сама ёлка, готовились в строгом секрете. И наконец, перед самым впуском детей в залу, на дереве зажигали свечи. Входить в помещение, где устанавливалась ёлка, до специального разрешения детям строжайшим образом запрещалось.

Когда же наконец все приготовления бывали закончены, детям либо подавался условный сигнал, либо за ними приходил кто-то из взрослых или слуг. Двери в залу открывали, и детей впускали в помещение, где была установлена ёлка.

В конце праздника наступала психическая разрядка. Доведённые до крайне восторженного состояния дети получали ёлку в своё полное распоряжение: они срывали с неё сласти и игрушки, разрушали, ломали и полностью уничтожали дерево (что породило выражения «грабить ёлку», «щипать ёлку», «рушить ёлку»).

После Рождества и до Крещения наступало волшебное время года! Происходили святки в деревне и чудесные маскарады в городе, сама встреча нового года была радостным светским праздником, с танцами и в костюмах. Так червонная дама собирается на веселый праздник.

На протяжении всех праздников в богатых и знатных семьях устраивали званые обеды, пышные балы и маскарады. По правилам этикета делать новогодние визиты можно было на протяжении всего января, но наиболее учтивым считалось навестить гостей 1-го числа.

З. Серебрякова «Катя в голубом у елки» (фрагмент), 1922.

Автор

Евгения Устинова

Евгения Устинова

Заведующая лабораторий Victorian tarot