Эмблематические образовательные карты

Одна из интересных тем в истории карт — это образовательные карты, которые во множестве издавались с конца XVIII века в Российской империи. Ранее я писала про астрономические и географические карты, а сегодня хочу продолжить тему и рассказать про образовательные карты с алфавитом и эмблематическими наставлениями из первой четверти XIX века. К сожалению история не сохранила название и место издания колоды о которой пойдет речь ниже.

Интересующая нас колода относится к культуре образовательных карт содержащих алфавит, однако ее образная часть отражает сюжеты из популярного эмблематического сборника и прежде чем начать ее описание стоит сделать акцент на этих двух составляющих.

В Российской империи выпускалось большое количество разнообразных образовательных карт — эти карты могли быть сделаны в жанре народной картинки или же в изящной дорогой раскраске из столичной типографии. Карты на которых была изображена буква из алфавита как правило называлась «Русская азбука в картинках», далее следовало обозначение отсылка к типу изображений на карте (мир птиц, животных или типов людей). Общим для всех карт было наличие буквы (заглавной и строчной), слова ассоциации и картинки пояснения. После 1840-х годов карты становятся более тематическими, к примеру буквы комбинируются с различными этносами, животными или типами разносчиков.

Единственное отличие русских образовательных картах от европейских аналогов это отсутствие привязки к игральным мастям и значениям. Карточная монополия запрещала издание игральных карт всем типографиям кроме Александровской карточной мануфактуры. Однако подобные образовательные карты без мастей и значений были популярны и регулярно прорисовывались и издавались до 1917 года.

Язык иконологии и эмблемат был популярен в Европе начиная с XVI века и окончательно сложился к XVII веку. Через изображение фигур держащих различные предметы описывались сложные аллегории добродетелей и пороков, чувства, эмоции, периоды жизни человека, сезоны и другие абстрактные понятия. Иконографический язык активно использовался в живописи, оформлении книг, архитектуре и скульптуре. В России эмблемата была известна в допетровские времена, но окончательно утвердил и распространил образный язык царь Петр заказав в Амстердаме книгу «Емвлемы и символы избранные, на российский, латинский, французский, немецкий и аглицкий языки переложенные» (1705г.):

В 1718 г. царь Петр распорядился продавать cборник всем желающим, ради чего издание повторили в 1719 году. Оно «имело самое широкое хождение» и во многом определило постоянный набор эмблем и символов в русском изобразительном искусстве XVIII—XIX веках. Материалы сборника использовались для создания многих российских гербов.

Книга повиляла не только на геральдику, но и оставила свой след в карточной истории — изображение и девизы с ее страниц стали основой для одной из первых гадальных колод начала XIX века «Новейшие гадательные карты» 1814 года, карты выглядели следующим образом:

Интерес к эмблематике не прекращался весь XVIII век и продолжился в начале XIX века, именно тогда вышел популярный сборник — «Иконология, объясненная лицам; или Полное собрание аллегорий, емвлем и пр. Сочинение полезное для рисовальщиков, живописцев, граверов, скульпторов, стихотворцев, ученых людей, а особливо для воспитания юношества Содержит 225 фигур», гравированных Г. Штиобером в Париже. М., 1803.

После Петровского сборника данное издание является самым обширным источником по иконографии и эмблематике изданном в Российской империи. Вот так выглядели раскрашенные вручную страницы сборника:

Сборник по мнению воспитателей и родителей отлично подходил для наставления детей, которые могла бы получить через него знание о пороках и добродетелях. В 1816 году в типографии Н.С. Всеволожского в Москве издает «Полезные и занимательные эмблемы, Избранные из лучших и превосходных писателей». Книга является укороченной версии «Иконологии» с 26 гравюрами и пояснениями на только на русском языке.

Для обучения детей прием создания символов и эмблем, был полезен. Ребёнок наглядно видел символическое изображение того или иного понятия, а та же идея, но выраженная в слове, позволяла глубже и точнее понять смысл изображенного. Рассчитанная на зрительную память и подкрепленная чтением методика всегда и во все времена была востребована. 
Литература для детей и юношества конца XVIII – начала XIX веков в большинстве своем назидательна и поучительна. Символы и эмблемы – часть дворянской культуры XVIII века. Вот и для детей создается изящная книжечка с эмблемами, «полезными и занимательными», что отражает воспитательно-нравственную функцию детского чтения той эпохи. В книге представлены двадцать шесть эмблем, в них через образы выражены добродетели, которым дети должны научаться, или пороки, которых юные читатели должны остерегаться. Символический образ заключен в овал, внутри которого представлен отдельный небольшой сюжет на заданную тему, что позволяет более вдумчиво «рассматривать мысль», изображенную художником.

Скорее всего образовательная эмблематическая колода вышла до 30-х годов XIX века и также как и книга для детей берет за основу гравюры и аллегории из «Иконологии». Однако для того что бы изображения помещались на всю область карты они были перерисованные и расширены под размер листа.

К сожалению информации о количестве карт в колоде не сохранилось, но скорее всего их было 35 или 36 так как к началу XIX века алфавит состоял из 37 букв, а одна из сохранившихся карт содержит сразу 3 буквы:

Также в колоде присутствует несколько карт с изображениями отличными от представленных в эмблематическом сборнике. К примеру «Ярость» больше не слепая девушка бросающая орудия, а гневливый отец семейства разбрасывающий мебель в пылу семейной ссоры. Одежда участников сцены говорит о 1810-20 годах действия происходящего.

Также среди аллегорий и эмблемат появляется изображение «Егеря», которое не несет никакого аллегорического смысла:

Использовалась ли эта колода для предсказания судьбы — история умалчивает. Оставляю напоследок еще несколько карт из колоды:

Автор

Евгения Устинова

Евгения Устинова

Заведующая лабораторий Victorian tarot