Волшебные карты А. Ремизова

Одна из самых интересных по оформлению колод карт Сведенборга принадлежит не художнику, а искренне влюбленному в колоду писателю. Имя этого писателя Алексей Михайлович Ремизов (1877-1957). Он рисовал гадальные карты на святки, вначале когда был в России и потом неоднократно по памяти воспроизводил их уже после революции в Берлине и Париже. Во всех картах А. Ремизова видно его увлечение каллиграфией. 

Ремизов Алексей Михайлович  родился 24 июня в Москве в купеческой семье. Получил хорошее домашнее образование. Учился в коммерческом училище, после окончания которого поступил на физико-математический факультет Московского университета. 
В 1896 был арестован за участие в студенческих беспорядках, выслан в Пензенскую губернию под надзор полиции. За попытку организовать рабочий союз был арестован вторично. Провел 6 лет в тюрьмах и ссылках. 
В 1902 был напечатан перевод Ремизова книги А. Роде «Гауптман и Нищие»; в этом же году были опубликованы собственные произведения Ремизова «Мгла», «Осенняя песня» и др. Становится профессиональным писателем, навсегда отходит от революционного движения. 
Первая оригинальная книга Ремизова — «Лимонарь, сиречь: Луг духовный» (1907) — пересказ преданий, легенд, попытка реставрировать язык. 
Революцию Ремизов встретил враждебно. В 1921 эмигрировал из Советской России: сначала жил в Берлине (до 1923), затем переехал в Париж. Умер 26 ноября 1957 в Париже.

Алексей Михайлович Ремизов 
(1877-1957)

Первая публикация авторской версии карт была сделана А. Ремизовым под заголовком «Россия в письмах. Гадальные карты. Письмо волшебное» в журнале «Аргус» № 6, 1916, эта статья считается библиографической редкостью и среди исследователей творчества писателя. Именно в этом издании можно увидеть первую опубликованную версию его карт. В 1922 году Ремизов повторил статью «Россия в письменах» (М.; Берлин, 1922).

Обложка журнала «Аргус» №6 от 1916 года

В статье содержится описание знакомства автора с картами, рисунки полной колоды и подробные описания каждой карты, которые совпадают с описанием из инструкции ко всем изданным картам. Начнем с  авторского текста заметки:

«Карты Сведенборга! Сведенборгские карты!» — слышал я с детства. И такие карты были в Москве у моей матери.

Я не знаю, насколько верно приписывать эти карты мудрейшему теософу и духовидцу Эммануилу Сведенборгу (1688-1772), я лишь одно знаю, что говорят эти карты удивительно верно.

Мы жили на фабрике, и, помню, редкий вечер к нам в дом не заходил кто-нибудь из фабричных и жался на кухне, черный: «Марья Лександровна, погадайте!» Мать неохотно гадала. Она мало во что веровала, но, кажется, этим своим картам сведенборгским она верила. По примерам ли на других, а я помню немало случаев, о которых говорилось, и почему-то всегда шепотом, случаи, правда, были все несчастные; или ей самой нагадали ее долю, и вот она в них поверила.

В подлиннике эти карты с картинками. Я не видал подлинника. Я знаю только список: на лицевой стороне обыкновенных игральных карт рукой матери написан был толк картам необыкновенным. Дознаться, откуда она их списала, мне так и не удалось. Думаю, что русское их происхождение относится к 20-м годам прошлого века.
Всего карт тридцать шесть — снять, перетасовав хорошенько, снять и класть на четыре ряда по девяти карт в ряд. Если карта, означающая особу (Гишпанец — мужчина, Амазонка—женщина), лежит в середине игры, т.е. имеет с обоих боков по 4 карты, то всегда служит Добрым предзнаменованием, если же она в другом месте, то самые важные карты — над головою, внизу и с каждого боку по три карты. Если она ляжет на краю в первом ряжу, по три сбоку и внизу. Если не на самом краю во втором и третьем ряду, то брать по три карты сбоку, вверху и внизу. Если в последнем ряду, то брать все карты, лежащие в этом ряду. 

Изображения карт иллюстрирующие статью:

После 1916 года волшебные гадальные карты Ремизова видоизменяются, вот такой вид они приобретают после 1920-х годов:

Автор

Евгения Устинова

Евгения Устинова

Заведующая лабораторий Victorian tarot